/Немного про гештальт

Немного про гештальт

«Тебе просто надо закрыть гештальт» — этот совет мы все чаще слышим от доброжелателей и «экспертов» всех мастей. Но чтобы понять, что такое гештальт и правильно использовать это понятие, нужно обратиться к психологии восприятия.

В буквальном переводе с немецкого Gestalt означает «форма, вид, фигура», а производное от него слово Gestaltung — «оформление». Другие более или менее подходящие по смыслу русские аналоги — «целостность», «структура» и «модель». Официальной датой рождения термина считается 1890 год, когда философ Кристиан фон Эренфельс опубликовал свой ключевой труд «О качествах формы». Этот ученый поддерживал точку зрения Иммануила Канта — о том, что мы не можем воспринимать физический мир непосредственно. Человек всегда взаимодействует с информацией, полученной от органов чувств, дорабатывая ее в своем сознании. Таким образом, любое целое для нас больше суммы его частей, потому что мы вкладываем в него и свое восприятие.

Эта идея продолжала развиваться в течение 1910-х—1930-х годов, когда психологи начали активно изучать восприятие произведений искусства. Ученые выяснили, что когда мы смотрим на картину или статую, главную роль играет некое целостное восприятие объекта, несводимое к свойствам суммы составляющих ее элементов. Образно говоря, когда мы смотрим на картину Ренуара или другого импрессиониста, мы не замечаем и не оцениваем каждый мазок, а видим единое целое, и именно это общее сочетание цветов и форм нас впечатляет. Такое целостное восприятие и стали называть «гештальтом».

Параллельно гештальт-подход к восприятию вырос в самостоятельное направление психологии, благодаря Максу Вертхаймеру, ученику фон Эренфельса. В 1912 году он опубликовал работу «Экспериментальные исследования восприятия движения». Ученый описал, как две вспышки света, сверкнувшие в двух разных местах в разное время, могут восприниматься как один источник света, переместившийся с одного на другое место, если правильно подобрать расстояние и временной интервал (оптический обман работал при интервале около 60 миллисекунд).

Таким образом, наблюдатель воспринимал не два отдельных элемента, а единое целое. Это подтверждало идею о том, что цельная модель отличается от простой суммы частей. Похожий эксперимент — но только с текстом — сейчас широко тиражируется в соцсетях: благодаря способности мыслить гештальтами Вы можете понять предложение, даже если в каждом слове поменять порядок букв и оставить на месте только начальные и конечные.

Нпармиер, вы лгкео мжотее почрстеь эту фазру.

Исследования гештальта продолжил датский психолог Эдгар Рубин. Он делил любое воспринимаемое человеком изображение на Фигуру (объект) и Фон. Фигура — это то, на чем сосредоточено наше внимание, а фон — все остальное. Чтобы показать, что фигура и фон являются взаимоисключающими, Рубин создал знаменитый рисунок, который можно «прочитать» либо как изображение вазы, либо как изображение двух лиц, смотря на чем сконцентрироваться. Когда объектом выступают лица, ваза становится фоном, но когда фигурой становится ваза, лица сразу и полностью отступают на задний план.

Из психологии термин перекочевал в психотерапию и прочно там обосновался, породив новое направление – гештальт-терапию. Ведь понятие фона и фигуры сохраняется и в повседневности, если представить, что реальность, в которой мы существуем – это фон, а различные объекты или процессы – это фигуры. Когда у нас появляются те или иные потребности, мы можем «выдергивать» фигуры из фона и сознательно с ними взаимодействовать, а по завершении взаимодействия фигура снова сливается с фоном. Например, мы проголодались и ищем еду, а дожевав и проглотив гамбургер, забываем об этой потребности и отвлекаемся на что-то другое. По сути, «фигурой», гештальтом, может быть любой процесс — увлечение кем-либо, ссора или начатое дело.

Незавершенные процессы мы запоминаем лучше, это явление называется «эффектом Зейнгарник» по имени советского психолога Блюмы Зейгарник. Будучи еще студенткой, она подметила, что официанты в кафе прекрасно помнят все невыполненные заказы и моментально забывают выполненные. Позже Зейнгарник провела ряд экспериментов, подтвердивших, что невыполненные задачи создают определенное напряжение в человеческой памяти.