Число Данбара. Социальный "груминг".

Заблуждение: У вас в голове есть картотека с именами и фотографиями всех людей, которых вы когда-либо знали.

Истина: В один конкретный период жизни максимум людей, с которыми вы можете поддерживать отношения, равен 150.

Представьте себе наполненную водой чашку.

Если вы попытаетесь добавить в неё ещё каплю, одна капля выплеснется наружу. Попытаетесь влить в неё чашку воды — наружу выплеснется столько же.

Система, подобная этой, называется системой с нулевой суммой: чтобы что-либо в неё добавить, необходимо изъять равное количество.

Ваш внутренний банк данных, в котором хранятся имена, лица и отношения, и который вы используете для того, чтобы быть в курсе, кто вам друг, кто враг, а кто возможная вторая половинка, — этот банк также является системой с нулевой суммой.

Причина этого, на самом деле, связана не с тем, сколько «места» для хранения информации имеется у вас в наличии; а с тем, сколько энергии вы в настоящее время можете уделить заботам о своём социальном положении.

У других приматов социальные отношения проявляются в груминге — исканию жучков друг у друга в шерсти.

Когда вы смотрите футбол с друзьями, вы не копаетесь у них в волосах. Но сам факт того, что вы собрались вместе, — это проявление грумингового поведения.

Вы часто встречаетесь с людьми, работаете с ними над различными проектами и разговариваете по телефону, чтобы поддерживать отношения. Приходить к друзьям в гости только для того, чтобы потрепаться, — это человеческий эквивалент выковыривания жучков из шерсти.

В современном мире географическая удалённость больше не является преградой для общения. С большой вероятностью вы можете быть знакомы с любым человеком на планете, что называется, через «шесть рукопожатий». Современные люди тесно взаимосвязаны.

Но вы не способны постоянно поддерживать отношения со всеми этими людьми и быть в курсе их интересов. Уж точно не на уровне дружбы. Вы не такой умный.

Получается, что вы можете регулярно общаться только с частью всей совокупности знакомых вам людей, и эта часть составляет примерно 150 человек. Точнее, это число находится между 150 и 230.

Огромные, полные людей мегаполисы, социальные сети, где сотни людей следят за обновлениями статусов друг друга, корпорации с филиалами по всему миру — ваш мозг не в состоянии справиться со всем этим многообразием человеческих контактов.

Почему так происходит?

Неокортекс, или новая кора, — характерная для высших приматов часть головного мозга, отвечающая за поддержание отношений с другими людьми. Мы не можем уверенно говорить о том, какие силы отвечают за размер этой части мозга, но для каждого вида человекоподобных приматов прослеживается закономерность между размерами неокортекса и средним количеством особей в стае.

Обезьяны живут в малых группах, люди живут в больших группах.

Робин Данбар, антрополог, впервые представивший эту концепцию, вычислил, что размер средней группы напрямую коррелирует с тем, насколько эффективно её члены умеют заниматься социальным грумингом. И эта эффективность определяется толщиной неокортекса.

Согласно Данбару, чем больше группа, тем больше времени каждому её члену необходимо затратить на поддержание социальных связей. Каждая особь обязана заниматься грумингом с каждой особью.

Если ваш знакомый переезжает в другой город, вы всё меньше и меньше времени тратите на взаимный груминг. На то, чтобы держаться на связи, теперь требуется куда больше сил и времени. А это время вы могли бы провести с другими своими друзьями.

Также вы могли потратить это время на другие занятия, такие, как охота, собирательство и постройка убежища (или их современные эквиваленты). У вас существует некий лимит сил и времени. Это система с нулевой суммой.

А раз эффективность — это свойство, определяющее размер группы, то у вас есть преимущество перед обезьянами и другими приматами в виде речи. Социальный груминг посредством разговоров более эффективен, чем посредством выискивания вшей и блох.

Изначально заданное количество сил, обусловленное возможностями вашего неокортекса, определяет предельный размер группы. Появление дополнительных людей в группе может разрушить её сплочённость. Неустойчивая группа обречена на провал. Устойчивую группу ждёт успех.

Этот верхний предел определял способ человеческой организации на протяжении всей истории.

И, действительно, все науки, изучающие племена, группы и поселения сходятся на том, что древние объединения обычно насчитывали максимум 150 человек.

Как только люди достигли достаточного уровня развития, чтобы поддерживать большие группы, такие, как армии, города и народы, они стали дробить эти группы на более мелкие.

Число Данбара объясняет, почему большие группы состоят из более мелких, более управляемых групп, таких, как роты, взводы и отряды или как филиалы, отделы, министерства и комитеты.

Ни один общественный институт, численность участников которого превышает 150 человек, не может функционировать без иерархии, без деления по званиям, ролям и подразделениям. Чтобы держать членов группы вместе, люди прибегают к правилам и инструкциям, нормам и законам, границам и юрисдикциям.

В нецивилизованном обществе для того, чтобы группа из 150 особей могла бы собраться вместе ради достижения общей цели, потребовалось бы затратить много времени на социальный груминг. В современном мире мы полагаемся на систему институтов.

Как отмечал Малькольм Глэдвелл [Malcolm Gladwell] в своей книге «Переломный момент» [«The Tipping Point»], если численность персонала компании переваливает за 150 человек, производительность труда начинает резко падать, до тех пор пока компания не выделит из своей структуры более мелкие подразделения.

Вы лучше выполняете свои обязанности, когда являетесь частью кластера — таким образом, что внутри кластера каждый связан с каждым, и только отдельные участники соединяют ваш кластер с другими.

Число Данбара не фиксировано. Оно может быть больше или меньше, в зависимости от среды и доступных инструментов.

Имея в наличии более совершенные инструменты, такие, как телефон, Facebook, электронная почта и тому подобное, вы можете поддерживать отношения более эффективно, а, значит, это число может возрасти, но ненамного.

Недавние исследования показывают, что даже продвинутые пользователи Facebook’а, количество друзей которых превышает 1000 человек, тем не менее регулярно общаются примерно со 150 из них, а плотно — менее, чем с 20.

Социальные сети произвели революцию в функционировании институтов и в способах человеческого общения, но, в конечном итоге, это не так уж сильно повлияло на размер основной социальной группы, с членами которой вас связывает настоящая дружба. Вы просто не такой умный.

Источник.

Уровень женского счастья в современном мире.

Заблуждение: Прогресс повлёк за собой общее улучшение качества жизни женщин, что, в свою очередь, сделало их более счастливыми и довольными жизнью.

Истина: По данным исследований, уровень женского счастья, по сравнению с 1975 годом, снизился, в то время как уровень мужского счастья остался неизменным.

Противозачаточные таблетки дали женщинам свободу.

За этой свободой последовали огромные перемены в жизни женщины в современном, индустриализированном мире.

Колоссальный прогресс в образовании, технике, на рынке рабочей силы и в области контроля рождаемости дал женщинам возможность делать со своей жизнью то, что им хочется, в большей степени, чем когда-либо.

Однако, почему-то, это не сделало женщин счастливее.

Обратимся к исследованию Бетси Стивенсон и Джастина Волферса [Betsey Stevenson & Justin Wolfers]:

По многим объективным показателям жизнь женщин в Соединённых штатах улучшилась за последние 35 лет, но мы выяснили, что, судя по показателям субъективного восприятия благополучия, уровень счастья среди женщин снизился как абсолютно, так и по сравнению с мужчинами. Это снижение в относительном благополучии наблюдалось в различных выборках, разных демографических группах, разных промышленно развитых странах и с использованием различных показателей субъективного восприятия благополучия.
Относительное снижение счастья женщин уничтожили тот гендерный разрыв в счастье, который был в 1970-е годы, когда женщины демонстрировали большее субъективное благополучие, чем мужчины. Это снижение продолжилось, и теперь появляется новый гендерный разрыв — в пользу большего субъективного благополучия у мужчин.

Почему же?

Что ж, этого не знает никто.

Раньше большинство предположений было связано с ожиданиями. Вероятно, теперь женщины ожидают от жизни большего, чем раньше. Знание того, чего следует ожидать, и того, как много твоих начинаний пойдут к чертям, помогает понять, какой жизненной стратегии придерживаться, чтобы быть счастливым.

Ожидания мужчин за последние 35 лет практически не изменились. Доля неосуществленных желаний также остается примерно той же. Иными словами, их жизнь ровно настолько же отстойна, насколько и была в 1970-х.

В тоже время, ожидания женщин претерпели значимые изменения. Когда вы спрашиваете себя, насколько вы довольны своей жизнью, ответ зависит от того, где тот максимум счастья, который вы считаете для себя возможным.

Другая, более противоречивая версия, связана с выбором партнера. Женщины находят мужчин, которые много зарабатывают, привлекательнее тех, кто зарабатывают меньше. Когда женщины зарабатывали гораздо меньше мужчин, их обусловленное эволюцией стремление выйти замуж за мужчину с более высоким заработком, было легко осуществить.
Теперь, когда женщины зарабатывают больше, разрыв между воспринимаемым статусом мужчины и женщины возрос. Женщины не ощущают себя так же счастливой, когда они с мужчиной одинаково зарабатывают. Как это ни противно, женщины не так уж счастливы от того, что могут воспринимать мужчин как равных партнёров.

Наиболее простая для восприятия гипотеза заключается в том, что мир, к которому женщины получили доступ за последние 35 лет, был построен мужчинами, и все достижения в нем также являются мужской заслугой. Чтобы чувствовать себя состоявшейся, женщина должна принять те мерила успеха, которые устоялись в мире, созданном мужчинами, за сотни лет. И женщинам это может не приносить того же удовлетворения, что и мужчинам.

В конце концов, сейчас женщины больше склонны откровенно рассказывать о своих чувствах.

Если не принимать во внимание вышеперечисленное, остаётся не так много факторов, которые могут помочь нам объяснить данный феномен, и мы можем сделать это методом исключения.

Возможность зарабатывать

Эта версия кажется очевидной — вероятно, теперь женщины вынуждены работать в две смены: делать всю работу по дому и пытаться зарабатывать на жизнь.

Но по результатам исследования, охватившего 25 стран, оказалось, что мужчины по-прежнему уделяют своей работе больше времени, чем женщины. В среднем, как мужчины, так и женщины работают около восьми часов в сутки, даже если рассматривать домашние дела как работу.

И только в странах, где женщинам прежде не разрешалось работать вне дома, они теперь работают больше мужчин.

Гендерный стереотип

Может быть, мужчина до сих пор думает, что именно он должен быть кормильцем и главой семьи?

Вплоть до 80-х это было правдой, но сейчас, согласно опросам, так думает около 42% мужчин. А вот доля женщин, которые так считают, составляет 39%.

Воспитание детей

Хотя женщины на самом деле тратят на заботу о детях больше времени, чем мужчины, данная гендерная диспропорция неуклонно сокращается.

Сейчас мужчины проводят с детьми гораздо больше времени, чем когда бы то ни было раньше, но пока что это не повлияло на общий уровень счастья женщин.

Конечно же, требуется больше исследований. Имеющиеся данные сбивают с толку и противоречат здравому смыслу. Или нет?

Барри Шварц [Barry Schwartz] утверждает, что чем больше у вас появляется свободы и выбора, тем менее счастливым вы становитесь. Свобода парализует людей, ни один путь их не удовлетворяет, потому что мысли всегда вертятся вокруг того, что было бы, если бы они сделали другой выбор.

Раньше в жизни женщин был довольно ограниченный набор выборов. Даже если жизнь была отстойной, она всё же была понятной и предсказуемой. И тут внезапно появился выбор из множества новых возможностей, ко многим из которых женщины не приложили руку при создании.

Когда жизнь — отстой, потому что вы живёте в жестоком и деспотичном мире, можно винить в этом других. Когда жизнь — отстой, потому что вы не умеете принимать верные решения, остается винить только себя.

Конечно, это всего лишь гипотеза, но тот факт, что мы не можем понять, почему этот парадокс существует, говорит об одном. Вы не такой умный, когда дело доходит до женского счастья.

Источник.

Вы склонны объединяться с другими людьми в группы, после чего думаете, что другие не правы только потому, что они другие.

 

Заблуждение: Вы любите разнообразие и уважаете мнения других людей.

Истина: Вы склонны объединяться с другими людьми в группы, после чего думаете, что другие не правы только потому, что они другие.

В 1954 году в восточной части штата Оклахома две компании детей чуть не убили друг друга.

Эти компании жили рядом, называли себя племенами и не знали о существовании друг друга. Они жили на природе, играли, строили жильё, готовили еду — они познали мирную жизнь. У каждой культуры появились собственные нормы и правила поведения. Каждая культура выработала оригинальные подходы к решению проблем, важных для выживания. Каждая культура дала названия рекам, скалам, опасным местам, которые были известны всем. Члены племени помогали друг другу и следили за самочувствием каждого.

Учёные были рядом — наблюдали за ними, делали записи, перешёптывались, кивали и переглядывались, в то время как племена давали антропологии и психологии богатейшую информацию о том, как люди создают и поддерживают группы, как в них появляютя и сохраняются иерархии. Учёных интересовало, что произойдёт, если две группы встретятся.

Эти два племени состояли из двадцати двух мальчиков 11 и 12 лет, собранных вместе в парке Оклахомас Робберс Кейв Стейт Парк [Oklahoma’s Robber’s Cave State Park] психологом Музафером Шерифом [Muzafer Sherif]. Он и его команда посадили мальчиков на два разных автобуса и привезли их бойскаутский лагерь в парке, где были и домики, и пещеры, и густая чаща. Мальчиков поселили в разных частях парка, на расстоянии приблизительно полмили друг от друга, а существование второго племени и его месторасположение оставили в секрете. Прежде мальчики не были знакомы, и Шериф полагал, что новая среда и непривычные условия подтолкнут их к созданию новой культуры с нуля.

Он был прав, однако когда две культуры сформировались и встретились, разыгралась драма. Именно то, о чём вы пытаетесь сейчас не думать, то, что делает нашу жизнь намного сложнее, задумали мальчики. Вы узнаете об этом через минуту. Но сперва давайте вернёмся к одному из самых впечатляющих и ужасающих экспериментов в истории психологии.

Шериф и его коллеги притворялись обслуживающим персоналом лагеря, что позволяло им наблюдать за происходящим, не вмешиваясь в естественный процесс формирования племён. Социальные структуры общества возникали моментально, определялись лидеры и ведомые, свою особую роль получали все остальные мальчики.

Нормы возникали спонтанно. Например, когда один из мальчиков поранил ногу, но никому не рассказал об этом до вечера, подобное поведение стало ожидаемым: с тех пор в племени Гремучих Змей никто не жаловался. Чтобы рассказать о своих ранах, каждый ждал окончания дневной работы. Если кто-то из мальчиков начинал плакать, его игнорировали до тех пор, пока он не успокаивался.

Правила и ритуалы появлялись так же быстро. Например, высокоранговые члены обоих групп, прирождённые лидеры, придумали чёткие указания к вознесению молитв во время еды и правильной очерёдности ритуалов. Уже через несколько дней их предложения, родившиеся совершенно случайно, стали привычными и никому не приходилось напоминать о них или отчитывать кого-либо за их неправильное выполнение.

Мальчики выдумывали игры и на ходу устанавливали правила. Они приступали к проектам по уборке территории и создавали цепь из подчинённых уровней. Лентяев наказывали, а старательных поощряли. Были созданы флаги и появились символы.

Довольно скоро обе группы начали подозревать, что они не одни. Они постоянно натыкались на доказательства существования других: в местах, где они раньше не были, находили такие признаки цивилизации, как, например, кружки. Это способствовало ещё более строгому соблюдению норм, правил, ритуалов и других элементов культуры. В конце первой недели племя Гремучих Змей наткнулось на второе племя на бейсбольной площадке лагеря. С этой минуты большая часть времени обоих групп была посвящена обдумыванию того, как обращаться с обнаруженными соперниками. Безымянная группа расспрашивала о чужаках. Узнав, что второе племя называет себя Гремучими Змеями, племя выбрало себе капитана бейсбольной команды и попросило персонал лагеря провести игру, в которой они могли бы встретиться с противниками. Команда получила название Орлы, так мальчики считали, что орлы питаются змеями.

Ещё до этого Шериф и его коллеги запланировали соревнования двух групп в спортивных играх. Они исследовали не только формирование групп, но и их поведение в конкурентной борьбе за ресурсы. Открытие мальчиками бейсбольного поля, казалось, как раз совпадало с запланированным ходом исследования. Учёные приступили ко второй стадии эксперимента. Оба племени были вне себя от счастья, когда узнали, что кроме бейсбола, они будут играть в футбол, перетягивание каната и участвовать в других играх, традиционных для летних лагерей. Учёные предоставили им ограниченное количество призов: каждый победитель получал по пригоршне медалей или ножей. Некоторые мальчики даже целовали выигранные ножи, перед тем как спрятать оружие от другой группы.

Шериф заметил, что обе группы много время посвящали разговорам о тупости и неуклюжести противников. Они обзывали их великим множеством обидных прозвищ и, казалось, каждый вечер были заняты только тем, что пытались понять сущность врага. Шериф был удивлён таким поведением. Как только началась конкуренция за ограниченные ресурсы, каждой группе нужно было, чтобы их противник был хуже и слабее — именно эти качества ему и приписывались. Это укрепляло образ собственной группы и позволяло считать, что другая группа абсолютно на них не похожа. Всё, что одна группа узнавала о второй, становилось примером того, какими быть не нужно; любые сходства игнорировались.

Исследователи собирали информацию, обсуждали открытия и планировали новые испытания, однако у мальчиков были свои планы. Эксперимент был готов вот-вот сорваться, и началось всё с Орлов.

Несколько мальчишек из Орлов обнаружили на бейсбольном поле никем не охраняемый флаг Гремучих Змей. Они посовещались и решили разорвать его в клочья. После этого они решили сжечь символ вражеского племени. Обгорелые остатки флага были возвращены на место.

Когда Гремучие Змеи узнали об этом злодеянии, они организовали налёт и в качестве возмездия украли и сожгли флаг Орлов. Когда месть была обнаружена, лидер Орлов бросил вызов лидеру Гремучих Змей. Два противника встретились для открытого поединка, остальные члены их племени приготовились наблюдать за битвой, однако вмешались учёные.

Тем же вечером Гремучие Змеи в боевой раскраске вторглись в домики Орлов, переворачивая кровати и разрывая противомоскитные сетки. Персонал вмешался опять, когда обе группы кружили друг вокруг друга, собирая камни. На следующий день один из Гремучих Змей исписал оскорблениями джинсы, украденные у мальчика из Орлов, и вывесил их на всеобщее обозрение перед лагерем врага как флаг. Орлы подождали, пока Гремучие Змеи сядут есть, чтобы провести ответный набег, а затем снова убежали в свой дом, чтобы укрепить его. Они набивали носки камнями и ждали. И снова пришлось вмешаться персоналу и уговорить Гремучих Змей не идти в контратаку.

Набеги продолжались, и в конце концов Гремучие Змеи украли все медали и ножи Орлов. В ответ Орлы сформировали организованный военный отряд с определёнными ролями и запланированными тактическими маневрами. Две группы окончательно вступили в открытое сражение. Учёные прекратили войну. Опасаясь, что кого-нибудь могут убить, они перенесли лагеря групп в разные места, далеко друг от друга.

Вы, наверное, уже догадались, что именно тогда эта история получила своё название. Вы знаете, что в некоторых условиях люди, даже дети, могут превратиться в дикарей. Вы также знаете про культуры, в которых люди становятся друзьями быстрее, чем готовится растворимый кофе. Вы помните школьные годы. Вы работали в огромном офисе. Вы смотрели фильмы по книгам Стивена Кинга. В непривычной ситуации люди инстинктивно сбиваются в группы. В этих группах развиваются свои языковые особенности, шутки, нормы, ценности и т.д. Вероятно, вы предполагали, что зомби, или бомбы, или экономический кризис приведут к битве за владение Бартертауном (вымышленный город из фильма «Безумный Макс 3: Под куполом грома» — прим. переводчика). В этом исследовании достаточно было лишь ввести конкуренцию за ресурсы, и летний лагерь превратился в остров из «Повелителя мух».

Однако вы могли не заметить то, что подобное прямо-таки бурлит в вашем подсознании каждый день. Пусть вы не точите мечи, но на каком-то уровне вы размышляете о своём месте в обществе, о месте своих союзников и своих противников. Вы видите себя как часть одних групп, но не других, и подобно этим мальчикам проводите много времени в размышлениях о сущности чужаков. На то, какими вам представляются другие, сильно влияет феномен, называемый психологами иллюзия асимметричной проницательности. Чтобы понять, что это такое, давайте сперва примем во внимание тот факт, что у каждой группы, как и у каждого человека, есть своя идентичность и, как и у людей, эти идентичности не совсем реальны.

Будем надеяться, что вы хоть раз участвовали в одной из таких полуночных бесед, подогреваемых усталостью, эйфорией, страхом или наркотиками, в которой вы с друзьями наконец признали, что вы все несёте полную чушь. Если нет, то отвлекитесь на просмотр фильма «Клуб „Завтрак“» и возвращайтесь к нам. Главная идея вот в чём: идя на работу, вы надеваете маску и униформу. Другой комплект вы носите в школе и университете. У вас есть костюмы для друзей с разными убеждениями и ещё один — для домашних. Тот, кем вы являетесь наедине с самим собой, вовсе не тот, кем вы являетесь с любимыми или с друзьями.

Вы быстро меняете костюмчик, как Супермен в телефонной будке, когда вдруг наталкиваетесь на старых школьных друзей в магазине или на бывшего в кино. А как только вы распрощаетесь, вы быстро переодеваетесь в предыдущий костюм и объясняете своим нынешним спутникам причину столь странного поведения. Они понимают, что, в конце концов, на них тоже надет один из таких костюмов.

Идея множества личностей для множества ситуаций не является принципиально новой, но о ней не так уж часто говорят. Эта идея достаточно стара хотя бы потому, что слово «person» (личность — англ.) происходит от латинского «persona», которое означало маску, которую носили греческие актеры, чтобы их лица хорошо было видно зрителям с последних рядов. Этот концепция — актеры и представления, персона и маски — развивалась и менялась на протяжении всей истории.
Шекспир сказал: «Весь мир — театр, а люди — все актеры.» (перевод на рус. яз. В. Левика — прим. переводчика). Вильям Джеймс [William James] сказал, что человек «имеет столько социальных образов себя [selves], сколько людей его знают». Карл Юнг [Carl Jung] особенно много внимания уделял концепции персоны, говоря, что «это то, что на самом деле не является одним целым, но то, что каждый человек, как и все окружающие, воспринимают как единое целое».

Это старая идея, но в юности вы и все остальные, наверняка, натыкались на неё, потом забыли про неё на какое-то время и неожиданно вспоминали о ней в те моменты, когда казались себе самозванцем или притворщиком. Это вполне нормально, это чувство естественно, а если вы никогда не уступаете ему и не чувствуете себя странно в социально приемлемой маске и униформе, то вы, вероятно, психопат.

Социальные медиа путают все ещё больше. Вы — просто мастер по связям с общественностью. Вы не только можете свободно создать несколько разных версий себя для различных форумов, сайтов и болталок, но и можете на каждом ресурсе контролировать количество выдаваемой информации. Глубокомысленные твиты, фото ваших самых выдающихся кулинарных триумфов, смешные шуточки, которые вы выдаёте в интернет, а потом пристально следите за комментариями, какие-то новые вещи, которые вы приобрели, путешествия — все они рассказывают о том, кем вы хотите быть, кем вам следовало бы быть. Для чего-то вам это все-таки нужно. Кто-нибудь ходит по этим ссылкам? Кто-нибудь смеётся над этим видео? Все ответы проверены на отсутствие грамматических ошибок? Вы задаётесь этими вопросами снова и снова, даже если они и не всплывают на поверхность.

Вся эта суета по поводу излишней открытости и потери конфиденциальности — полнейшее невежество. Вы, как пользователь Интернета, скрываете свой настоящий характер. Вы прячете свои страхи, свои прегрешения, свои уязвимые надежды на смысл, цель, понимание. В мире, где вы контролируете всё, что выдаёте на публику, созданный вами образ зависит от того, кем вы считаете себя реального, по эту сторону монитора. Когда ваш папа или ваша тётя просятся в друзья на фейсбуке, вас обуревают сомнения. Что они подумают про ту вашу версию? Желание скрыть некоторые свои особенности в одной группе, но выставить их в другой присуще всем — людям из плоти и их интернет-образам. Вас можно ранить множеством различным способов, но, похоже, не всеми сразу.

Итак, вы примеряете различные социальные маски, как любой человек со времен первых бивачных костров. В них вам вполне безопасно — так легче общаться и легче прятать то, о чём не хочется распространяться. У групп тоже есть свои маски. У политических партий есть платформа, у компаний — своды внутренних правил для персонала, каждая страна издает свою конституцию, и даже в детских домиков на деревьях пишут свои правила клуба. Любое объединение людей и любой общественный институт — от гей-парада до ку-клукс-клана — держится за счёт того, что в нём есть свой свод норм и ценностей, которые помогают членам группы общаться между собой, а других распознавать как чужаков. Удивительная вещь: один раз почувствовав эту включенность в общность или идеологию, невозможно не смотреть на всех остальных через искажающую линзу, которая и называется иллюзией асимметричной проницательности.

Насколько хорошо вы знаете своих друзей? Выберите любого, с которым часто общаетесь. Замечаете ли вы, как они обманывают самих себя и других? Знаете ли вы, что им мешает развиваться? А их прекрасные таланты, которые они не признают? Знаете ли вы, чего они хотят, как ведут себя в разных ситуациях, с чем они будут спорить, а что проигнорируют? Замечаете ли вы, когда они ведут себя вызывающе, а когда — уязвимо? Знаете, какой для них идеальный подарок? Хочется ли вам, чтобы они никогда не встречались с тем и с этим? Говорили ли вы хоть раз уверенно: «Жаль, что ты не сходил туда. Тебе бы там точно понравилось». Результаты исследования показывают, что вы наверняка так делали, даже более того. Вы воспринимаете своих друзей, родных, коллег как полупроницаемых существ. Вы с легкостью вешаете на них ярлыки: художник, ворчун, лентяй или трудоголик. «Что он сделал? Неудивительно, это же он!» Вы знаете, кто подходит, чтобы смотреть с вами на ночное небо, а кто нет. Вы знаете, у кого спросить про свечи зажигания, а у кого — про садоводство. Вам кажется, что вам легко представить себя на их месте и предсказать их поведение в любой ситуации. Вам кажется, что любой человек (кроме вас) — открытая книга. Ну и конечно, как показало исследование, то же самое они думают о вас.

В 2001 году Эмили Пронин [Emily Pronin] и Ли Росс [Lee Ross] в Стэнфордском университете совместно с Джастином Крюгером [Justin Kruger] в университете штата Иллинойс и Кеннетом Савицки [Kenneth Savitsky] в Вильямc Колледж [Williams College] провели серию экспериментов, изучая, почему люди себя так ведут.

В ходе своего первого эксперимента они просили людей заполнить анкету, содержащую вопросы о лучшем друге. Требовалось оценить, насколько хорошо они его знают. Испытуемым показали серию фотографий айсберга, погруженного в воду на различную глубину. Отметить надо было ту, на которой, по их мнению, изображена та часть «самого существа» друга, которую они могли видеть. «Какая часть настоящего Я вашего друга видна, а какая скрыта под водой?» — спрашивали у них. После этого испытуемые заполняли вторую анкету, в которой требовалось отвечать на те же вопросы, но с точки зрения своих друзей: какую часть их собственного айсберга могли видеть друзья. Большинство людей оценили свою проницательность по отношению к лучшим друзьям как высокую. Больше половины их айсберга виднелось над водой. С другой стороны, им казалось, что друзья их понимают недостаточно, и большая часть айсберга была скрыта под водой.

Это исследование, как и многие другие, доказывает, что вам кажется, что вы видите части айсбергов других людей больше, чем они — вашего; то же самое эти люди думают о вас.

Те же исследователи попросили людей описать момент, когда они в наибольшей степени чувствовали себя самим собой. Большинство (78%) описали нечто внутреннее и незаметное для окружающих: чувство гордости за успехи ребенка или во время аплодисментов после выступления. Отвечая на тот же вопрос о своих друзья, испытуемые полагали, что они более демонстративны. Внутренние переживания были упомянуты только в 28% ответов. Вместо них были описаны различные действия: Том является Томом, когда рассказывает пошлый анекдот, а Джилл является собой, когда лазает по горам. Вы не можете увидеть внутренние состояния другого человека, поэтому обычно вы не используете их для описания его личности.

После этого испытуемым предложили заполнить пропуски в словах (например, слово ж**а с равным успехом может оказаться словом жена, жара, жила и т.п.) и спросили, насколько говорят подобранные ими слова что-то об их настоящем Я. Большинство же ответило, что эти слова вообще ничего о них не говорят. Но когда те же люди смотрели на слова других испытуемых, то они роняли фразы вроде этой: «Не знаю, кто это, но он точно самовлюблённый тип». Они смотрели только на слова и характеризовали их авторов как романтичного влюблённого, или женщину во время ПМС, оптимиста или недосыпающего. Их слова не значили ничего — слова других приоткрывали занавес.

Когда же Пронин, Росс, Крюгер и Савицки перешли к изучению групп, они наткнулись на ещё более тревожащую версию иллюзии асимметричной проницательности. Они просили одну группу испытуемых разделиться на либералов и консерваторов, а вторую — на сторонников и противников абортов. Все группы заполнили анкету о своих убеждения и о предполагаемых убеждениях и ценностях своих оппонентов. Затем они оценили степень проницательности оппонентов. Результаты показали, либералы считали, что знают о консерваторах больше, чем консерваторы о либералах. Консерваторы считали, что знают о либералах больше, чем либералы о консерваторах. Обе группы думали, что знают больше о своем противнике, чем он сам знает о себе. те же результаты были получены у сторонников и противников абортов.

Иллюзия асимметричной проницательности вводит вас в заблуждение: вам кажется, что вы знаете обо всех больше, чем они о вас. Более того, вам кажется, что вы знаете о них больше, чем они сами знают о себе. То же самое касается и тех групп, членом которых вы являетесь: ваша группа понимает чужаков лучше, чем они вашу группу, а вы понимаете всю группу лучше, чем другие её члены.

Исследователи объясняли, что именно так человек приходит к иллюзии наивного реализма — ошибочной вере в правильность своих убеждений, когда любое несогласие других людей кажется результатом предвзятости, влияния, их несовершенства. Кажется, что с другими что-то не в порядке, ведь иначе они бы смогли увидеть мир «правильно» — вашими глазами. Иллюзия асимметричной проницательности лишает вас возможности воспринимать не согласных с вами людей как многогранных и противоречивых. Себя и свою группу вы можете легко видеть во всём многообразии оттенков, тогда как остальные видятся монотонными и одноцветными, без оттенков и сложностей.

По-твоему, я противоречу себе? Ну что же, значит, я противоречу себе. (Я широк, я вмещаю в себе множество разных людей.)

— Уолт Уитмен [Walt Whitman] из произведения «Песня о себе» [Song of Myself], Листья травы [Leaves of Grass].
(Перевод на рус. яз. К. Чуковского)

Два племени детей в Оклахоме развивались по тем же правилам, по которым первые люди ушли с африканских равнин, построили пирамиды и изобрели кока-колу. Всем приматам нужна своя группа, чтобы выживать и процветать, и отдельные группы людей преуспели лучше всех. Стремление быть частью группы заложено в нашей природе. Эксперимент Шерифа в оклахомском парке продемонстрировал, как быстро это происходит, как ваши внутреннее стремление к созданию и соблюдению норм и ритуалов проявляется в отсутствии культуры. У подобного поведения есть и обратная сторона.Как говорит психолог Джонатан Хейдт [Jonathan Haidt], наш разум «объединяет нас в команды, настраивает против других команд и ослепляет нас, не давая увидеть правду». Именно из-за этой слепоты вы снова и снова повторяете свою ошибку. Вам кажется, что ваша маска — личность — более непроницаема для ваших друзей и близких, а также что группы, к которым вы принадлежите, сложнее и разнообразнее тех, в которые вы никогда не вступите. Испытывая комфорт от принадлежности команде, племени, любой другой группе, будь то партия, идеология, религия или нация, вы инстинктивно превращаете всех остальных в чужаков. Солдаты придумывают своим врагам обидные и унизительные прозвища, а любая культура и субкультура имеет богатую коллекцию названий для чужаков, ведь так легче воспринимать их как единый коллектив. От природы вам свойственно образовывать и вступать в группы, а потом считать свою группу отличной от всех других.

На политических дебатах вам кажется, что другая сторона просто не понимает вас. Если бы они могли взглянуть на вещи с вашей ясностью, они бы сразу всё поняли и приняли вашу точку зрения. Должно быть, они не понимают, ведь если бы они понимали, разве они могли думать так, как сейчас? С другой стороны, вам кажется, что вы-то понимаете их точку зрения и отвергаете её. Вы чётко понимаете её, во всех деталях, и поэтому способны осознать её полную нелепость. Вам не нужно даже слушать их толкования. Итак, каждая сторона считает, что понимает другую сторону лучше, чем та понимает и оппонента, и саму себя .

Исследование предполагает, что вы и всё остальное человечество всегда будет сбиваться в группы, создавая новые и разрушая старые, а утопические мечты о существовании прекрасной коллективной макромонокультуры, объединяющей всех людей, попросту невозможно, за исключением разве что случая осады городов инопланетными войсками. Шерифу в своём исследовании удалось всё-таки объединить мальчиков, когда он сказал им, что источник воды был поврежден хулиганами. Обе группы смогли работать вместе и починить его. Позднее Шериф инсценировал поломку автобуса и смог заставить мальчишек работать вместе — тянуть автобус на тросе, пока тот не завёлся. Они так никогда не объединились в настоящую группу, однако вражда утихла настолько, что обе группы смогли мирно уехать домой в одном и том же автобусе. Судя по всему, мир возможен перед лицом общего врага, но пока что каждому нужно своё племя. Кажется, это правильно.

Итак, вы выбираете себе команду и, как те мальчишки, кучу времени проводите, обсуждая, какие ваши враги тупые и неуклюжие. Также вы очень заняты, подбирая им различные характеристики. Вам нужно, чтобы другая сторона была хуже, поэтому вы вешаете им этот ярлык. Вы начинаете верить, что ваш образ (персона) это и есть вы сами, а личность врага соответствует его образу. Вам кажется, что вас не так-то просто разгадать, а всех остальных — раз плюнуть.

Правда в том, что вы стали жертвой иллюзии асимметричной проницательности. Как часть современного мира, вам придётся бороться с ней тем чаще, чем больше вы будете встречать членов не вашей группы. Ваши предки редко общались с людьми противоположных убеждений, разве что на языке оружия. Помните, вы не такой умный: то, что кажется вам проницательностью обычно является всего лишь ваше заблуждением.

Источник.

"Общественное благо" - хорошо или плохо?

Заблуждение: Если все будут чем-то жертвовать на благо общества, в итоге выиграют все, и все будут счастливы.

Истина: Если не будет мер регуляции, лентяи и мошенники разрушат экономическую систему, потому что люди не хотят чувствовать себя обманутыми.

Прежде чем вы услышите про игру в общественное благо, стоит понять о трагедии общин — аргумент, который показывает вашу несостоятельность в таком деле, как делиться благами.

Представьте себе гигантское озеро, буквально заполненное рыбой. Только вы и еще трое знаете про это чудесное озеро. И вы все договорились, что будете ловить столько рыбы, сколько нужно для пропитания.

Однажды вы случайно замечаете, что другой участник стал ловить больше, чем ему нужно, и продавать излишек. В конце концов у него удочка лучше.

Что вы сделаете? Стоит вам начать ловить рыбу на продажу, вы тоже сможете себе позволить новую удочку, а может быть еще и лодку. Можно объединиться против жулика. Может, всем разрешить ловить столько рыбы, сколько хотят, без всяких ограничений? Или стоит рассказать остальному миру про озеро? В конечном итоге все эти сценарии вероятнее всего разрушат ваши мечты о всеобщем благе.

Если ничего не делать, озеро будет и дальше исправно снабжать вас рыбой, но жулик «победит».

К сожалению, исследования человеческого поведения показывают, что вы не так уж и умны, когда нужно содействовать во благо общественности.

Игра в общественное благо работает по следующим принципам:

Группа людей сидит вокруг стола, у каждого есть несколько долларов. Им сказано, что они могут положить в общественный горшочек столько, сколько считают нужным. Банк удваивает сумму, и каждый получает равную часть вложений обратно.

Если каждый из десяти человек вложит два доллара, то в горшочке будет двадцать долларов. Сорок долларов, которые появились после удвоения, делятся на всех участников, каждый получит по четыре доллара.

Игра продолжается раунд за раундом, и вы подумаете, что каждый просто будет вкладывать максимально возможную сумму каждый раз. Но так не происходит.

Кто-нибудь быстро смекает, что он может вкладывать всего ничего или не вкладывать вовсе и что с этого он получит денег больше, чем все остальные.

Если каждый вложился по два доллара, в банке будет 18 долларов. Каждый получит по 3.60, включая вас, хотя вы ничего не вложили в общественное благо.

Если правила игры позволяют всем видеть, кто вносит свою долю, тогда выигрыш продолжает расти какое-то время. А потом начинает уменьшаться по мере того, как участники будут пробовать тактику удержания средств. Такое поведение распространяется, потому что никому не хочется чувствовать себя лохом, и в конце концов экономика останавливается.

Но, если игрокам позволено наказать другого игрока, часто за счет лишения жулика выигрыша ценой собственных вложений, жульничество прекращается и все выигрывают от этого.

Но если дать возможность игрокам поощрять хороших игроков вместо наказания жуликов, то экономика снова рухнет через пару раундов.

Самая безумная вещь в этой игре — это каким нелогичным является желание прекратить вложения только потому, что кто-то ничего не делает. Стоит остальным игрокам оставаться порядочными гражданами в игре, и все все равно останутся в выигрыше.

Но вы не так умны, и всего лишь один подлец останавливает всю экономику в игре. Вы скорее проиграете, чем поможете кому-то, кто не помогает вам.

Верно, свободный рынок, базирующийся на спросе и предложении без разногласий, был бы идеальным, если бы мы были полностью рациональными. Однако, пока мы не рациональны, а иррациональны, и это нужно учитывать.

— Дэн Ариэли [Dan Ariely], «Предсказуемая иррациональность»

Эта игра призвана показать, насколько регуляция необходима, чтобы осуществлялась любая деятельность, не приносящая прибыль. Уличное освещение никогда не появилось бы вдоль темных дорог, а мосты рухнули бы, если бы людей не заставляли платить налоги.

Трагедия общин объясняет необходимость сущствования частной собственности для того, чтобы заставить вас заботиться хотя бы о своей части мира, но если не все используют гибридные машины и перерабатывают пластмассу, то почему должны вы?

Игра в общественное благо предполагает, что управление путем наказания (только методом кнута) отбивает желание выехать на чужом горбу.

Суть не в том, что вы не хотите помочь, просто вы не хотите способствовать жулику или делать больше, чем нахлебник. Даже если это приведет к проигрышу в игре для вас и всех остальных.

Источник.

Вы начинаете испытывать симпатию к тем, кому делаете добро, и испытываете ненависть к тем, кому причиняете зло. Эффект Бенджамина Франклина.

Заблуждение: Вы делаете хорошие дела людям, которые вам нравятся, и плохие вещи тем, кого вы ненавидите.

Истина: Вы начинаете испытывать симпатию к тем, кому делаете добро, и испытываете ненависть к тем, кому причиняете зло.

Бенджамин Франклин знал как обходиться с ненавистниками. Шансы, что рожденный в 1706 году восьмым из 17 детей массачусетского производителя мыла и свечей Бенджамин станет джентльменом, ученым, чиновником, музыкантом, писателем, публицистом и вообще крутым перцем во всем, за что ни брался, были астрономически малы. Но он сделал именно это и больше, поскольку был мастером игры межличностных политик.

Как и многие обладающие амбициями и пытливым умом, но рожденные в нижних слоях люди, Франклин развил в себе сильные навыки в общении с людьми и воздействии на них. Кроме прочего, аналитический ум разбирал поведение до мелочей, и Франклин стал весьма искусен в деле взаимоотношений. С раннего возраста он был хорошим оратором и махинатором — человеком, способным на хитрость, обман и убеждение. В его запасах скопилось множество секретных оружий, одним из которых был ныне называемый эффект Бенджамина Франклина, инструмент столь же полезный сегодня, как он был в 1730-х и все такой же противоречивый. Чтобы понять его, давайте сперва вернемся в 1706-й.

Перспективы Франклина были мрачными. С 17 детьми, Джозиа и Абия Франклин могли позволить только два года школы для Бенджамина. Вместо этого они отправили его работать, и в 12 он стал подмастерьем своего брата Джеймса, который был печатником в Бостоне. Типография дала Бенджамину возможность читать книги и памфлеты. Как будто он был единственным ребенком в округе с доступом в интернет. Он читал все, и научился каждому навыку и дисциплине, которые можно было почерпнуть из текста.

В 17 Франклин покинул Бостон и начал свой печатный бизнес в Филадельфии. В 21 он основал «клуб взаимосовершенствования» под названием Джунто [Junto]. Это была грандиозная схема по накоплению знаний. Он предложил таким же, как он сам, эрудитам из рабочего класса, которые хотели поэкспериментировать с образом жизни 18-го века, собрать вместе их книги и обмениваться мыслями и знаниями о мире на регулярной основе. Они писали и читали эссе, проводили дебаты и придумывали способы нагрести деньжат. Франклин использовал Джунто как личную компанию по консалтингу, мозговой центр, и с помощью их идей писал и печатал все лучшие памфлеты. Через некоторое время он основал первую абонементную библиотеку в Америке и написал, что она сделает «обычных продавцов и фермеров такими же образованными, как большинство джентльменов в других странах,» не говоря уж о том, что это даст ему доступ ко всем книгам, которые он хотел купить. Гений.

К 1730 Франклин гнал по информационному суперхайвею собственной конструкции и постоянный приток знаний сделал его находчивым политиком в Филадельфии. Знаменитость и предприниматель, печатающий газету и альманахи, Франклин нажил несколько врагов ко времени, когда он занял позицию секретаря генеральной ассамблеи, но он знал, что делать с ненавистниками.

Как секретарь он мог ступить под водопад данных, исходящих из образующегося правительства. Он записывал и печатал архивы, законопроекты, результаты голосований и другие официальные документы. Он так же сделал состояние печатая, в буквальном смысле, деньги для государства. Он выиграл гонку, но следующие выборы обещали быть нелегкими. Автобиография Франклина ни разу не упоминала имени этого человека, но, согласно книге, когда Франклин избирался секретарем на второй срок, один из его коллег произнес длинную речь, сурово критикуя его. Франклин все же выиграл второй срок, но этот парень серьезно его достал. В дополнение, этот человек был «богатым и образованным джентльменом,» который, как Франклин был уверен, со временем приобретет значительное влияние в правительстве. Таким образом, с ним нужно было немедленно разобраться, и Франклин запустил свой невидимый бомбардировщик человеческого поведения.

Франклин решил превратить противника в фаната, но хотел сделать это без «выражения раболепского почтения к нему.» Репутация Франклина, как коллекционера книг и основателя библиотеки дала ему известность человека тонких литературных вкусов, и он отправил письмо своему противнику, в котором просил одолжить книгу из его личной библиотеки, которая была «очень редкой и любопытной». Соперник, будучи польщенным, отправил ее сразу же. Франклин вернул ее неделей позже с благодарственной запиской. Миссия выполнена.

На следующей встрече сената этот человек подошел к Франклину и впервые заговорил лично. Франклин говорил, что ненавистник «с тех самых пор проявлял готовность услужить мне при каждом удобном случае, и мы стали прекрасными друзьями, и эта дружба продолжалась до самой его смерти.»

Так что же произошло здесь? Как может просьба об услуге превратить противника в фаната? Как может просьба о милосердии изменить мнение человека о тебе? Ответ на то, что вызывает эффект Бенджамина Франклина является ответом на множество вопросов о том, почему мы делаем то, что делаем.

Начнем с наших установок. Установка — психологический термин для той кучи убеждений и чувств, что вы испытываете по отношению к другому человеку, темы, идеи и тому подобное, без сознательного размышления. Давайте попробуем — Джастин Бибер. Чувствуете это? Это ваши установки по отношению к нему — каскад ассоциаций и чувств, скачущий по вашим нейронным связям. Попробуем еще. Прочитайте и закройте глаза — черничный пирог. Приятно, да? Еще раз — ядерная бомба. Вот опять, шторм мозговой активности говорит о том, что вы чувствуете по этой теме. Спросите себя: как вы сформировали эти установки?

Касательно многих вещей, ваши установки пришли из действий, которые привели к наблюдениям, которые привели к объяснениям, которые привели к убеждениям. В психологии хорошо известно, что телега поведения часто забегает вперед лошади установок. Ваши действия склонны к ваянию скульптуры из сырого мрамора вашей личности, скульптуры, определяющей ваше Я день ото дня. Хотя кажется, что все наоборот. Для сознательного опыта кажется, что это вы держите долото, ведомый существующими мыслями и убеждениями. Кажется, будто человек в ваших штанах совершает действия в соответствии с вашим сформированным характером, но существует множество исследований, утверждающих обратное. То, что вы делаете, определяет то, во что вы верите.

На самом нижнем уровне, преобразование поведение-в-установки начинается с теории управления впечатлением, которая говорит, что вы представляете себя окружающим таким человеком, каким хотите быть. Вы вовлекаетесь в то, что экономисты называют сигнализированием, покупая и показывая окружающим вещи, которые дают вам социальный капитал. Если вы живете на юге Америки, вы можете купить пикап с высокой посадкой. Если в Сан-Франциско — Приус и стойку для велосипеда. То, что проще достать, самое яркое выражение идеалов, которым вы стремитесь соответствовать, становится вещами, которыми вы владеете, как наклейки на бампере, сигнализирующие миру, что вы в одной группе, а не в другой. Эти вещи заставляют вас стать одним из типа людей, которые обычно ими владеют.

Как представитель приматов, вы чрезвычайно внимательны к социальным сигналам, которые предвещают возможный остракизм в пределах группы. В диких условиях изгнание означает смерть. Поэтому вы стараетесь чувствовать себя вовлеченным, поскольку ощущение покинутого, узнающего все последним, единственного, не приглашенного на вечеринку является серьезным ударом по вашему эмоциональному центру.

Беспокойство о подверженности остракизму, о становлении чужаком управляло поведением миллиардов миллионы лет. Теория управления впечатлением считает, что вы постоянно думаете о том, как вас видят другие, даже когда вокруг никого нет. В отсутствие наблюдателей, глубоко в вашем разуме, зеркало отражает все, что вы делаете, и когда вы видите человека, чье поведение таково, что за подобное вас бы изгнали из вашей группы, беспокойство заставляет вас стремиться к переориентации. Но что сперва? Ваша демонстрация или ваши убеждения? Вы чувствуете необходимость носить строгий костюм, как дань профессионализму, или надев костюм, вы начинаете себя вести профессионально? Вы голосовали за демократов потому, что отстаиваете социальные программы, или вы отстаиваете их потому, что голосовали за демократов? Исследования подтверждают последнее в обоих случаях. Когда вы становитесь членом группы, фанатом жанра или пользователем продукта, это производит больше влияния на ваше отношение и установки, чем ваши установки на ваш выбор, но почему?

«Мы — то, чем мы стараемся казаться, поэтому мы должны быть очень осторожны в том, чем мы стараемся казаться.» — Курт Воннегут [Kurt Vonnegut]

Теория самовосприятия говорит, что ваши установки формируются при помощи наблюдения за собственным поведением, без возможности определить первопричину, и попыток найти в нем смысл. Вы оглядываетесь на ситуацию со стороны зрителя, пытаясь понять собственные мотивации. Вы выполняете роль наблюдателя за своими действиями, свидетеля своим мыслям, и формируете представления о себе, основанные на этих наблюдениях. Психологи Джон Качиаппо [John Caciappo], Джозеф Р. Пристер [Joseph R. Priester] и Гари Бернстон [Gary Bernston] из Университета Чикаго продемонстрировали это в 1993. Они показали китайские иероглифы людям, незнакомым с китайской идеографией, и спросили, позитивным или негативным кажется им тот или иной символ. Некоторые люди делали это, приподнимая стол снизу вверх, в то время как другие при этом толкали его поверхность вниз. В среднем, самыми позитивными были признаны символы, которые тестируемые видели во время приподнимания, а самыми негативными — виденные во время надавливания.

Почему? Потому что вы подсознательно ассоциируете сгибание рук с позитивным опытом, а вытягивание — с отрицательным. Отталкивание и притягивание воздействует на ваше восприятие, потому что с самого младенчества вы притягивали к себе то, что хотели, и отталкивали то, что вам не нравилось. Само слово — отталкивающий — говорит об этом. Нейронные связи глубоки и прочны. Теория самовосприятия разделяет воспоминания на декларативные, или доступные сознательному разуму, и не-декларативные, которые хранятся в подсознании. Вы интуитивно понимаете, как декларативные воспоминания формируют вашу личность, направляют ваши дейстивия и информируют вас. Если вы думаете о тыквенных кексах, вы чувствуете тепло и мягкость выпечки. Теория самовосприятия утверждает, что не-декларативные воспоминания сильны ровно настолько же. Они не доступны вам, но все так же пульсируют по вашей нервной системе.

Ваша поза, температура комнаты, напряжение мышц лица — все это сообщает вам о том, кто вы, и что вы делаете. Притягивание ближе позитивно. Отталкивание от себя негативно. Теория самовосприятия доказывает, что вы бессознательно наблюдаете за своими действиями и затем объясняете их в приятном свете, даже не зная об этом. Враг Бенджамина Франклина наблюдал себя выполняющим великодушный и позитивный акт предоставления ценного тома своему сопернику, а затем объяснил свое поведение самому себе. Наверное, он все-таки не так уж ненавидел Франклина, думал он; с чего еще ему творить такое?

«Мир, который можно объяснить даже плохими доводами, это знакомый мир. Но, с другой стороны, во вселенной, внезапно лишенной иллюзий и огней, человек чувствует себя чужим, незнакомцем. Его изгнание необратимо, поскольку он лишен памяти о потерянном доме или надежды о земле обетованной. Этот разрыв между человеком и его жизнью, актером и его постановкой, является чувством абсурдности.» — Альбер Камю [Albert Camus]

Многие психологи объяснят эффект Бенджамина Франклина через линзу когнитивного диссонанса, огромную теорию, собранную из тысяч исследований, которые указали на целый зверинец ментальных камней преткновения, включая предвзятость подтверждения, ретроспективное искажение, эффект обратного результата, ошибка невозвратных затрат и множество других, но как общая теория, она описывает то, что вы испытываете каждый день.

Иногда вы не можете найти логически, морально или социально приемлемое объяснение своим действиям. Иногда ваше поведение противоречит ожиданиям вашей культуры, социальной группы, семьи или даже человека, которым вы сами себя считаете. В такие моменты вы спрашиваете: «Почему я это сделал?» и если ответ ранит вашу самооценку, требуется оправдание. Вы чувствуете, будто мешок песка свалился вам на голову, и ищете облегчения. Вы можете увидеть доказательство на магнитно-резонансной томографии кого-нибудь, столкнувшегося с политической позицией, отличной от его собственной. Сканирование показывает, что кора больших полушарий, ответственная за рациональное мышление, получает меньше крови, пока не появится утверждение, подтверждающее позицию испытуемого. Ваш мозг в буквальном смысле начинает отключаться, когда ваша идеология под угрозой. Попробуйте сами. Посмотрите видео деятеля, которого вы ненавидите, в течение 15 минут. Сопротивляйтесь желанию сменить канал. Не жалуйтесь людям рядом с вами. Не лезть в онлайн пустословить. Попробуйте позволить этому просто уйти. Вы найдете это невероятно сложным.

В 1957 году психолог Леон Фестингер [Leon Festinger] проник в культ судного дня, который возглавляла Дороти Мартин [Dorothy Martin], которая называла себя Сестра Тедра [Sister Thedra]. Она убедила своих последователей в Чикаго, что космический корабль пришельцев заберет их и увезет, когда великий потоп положит конец человеческой расе 21 декабря 1954. Многие из последователей отдали все, чем владели, включая свои дома, ожидая этого дня. Фестингер хотел увидеть, что случится, когда корабль и потоп не появятся. Фестингер выдвинул гипотезу, что члены культа встанут перед выбором — признать себя тупой деревенщиной или решить, что их вера спасла их. Сохранят ли они свои странные верования даже после даты предполагаемого конца света и станут ли еще более страстны, как это сделали множество групп до них в похожих обстоятельствах? Конечно же, они так и поступили. Когда прошло достаточно времени, чтобы стало ясно, что никакие корабли не прилетят, они начали обращаться в медиа с хорошими новостями: их позитивная энергия убедила бога пощадить Землю. Они испугались, а затем нашли выход успокоиться. Фестингер видел их повышенное состояние возбуждения как особую форму беспокойства — когнитивный диссонанс. Когда вы испытываете это возбуждение, это как если бы два различных убеждения боролись в мысленной кабацкой драке, переворачивая стулья и разбивая бутылки о головы друг друга. Это ужасное ощущение, и оно длится до тех пор, пока одно убеждение не отправит другое в нокаут.

Фестингер продолжил изучать когнитивный диссонанс в контролируемом окружении. Он и его коллега Юдсон Миллс [Judson Mills] устроили в Стенфорде эксперимент, в ходе которого пригласили студентов присоединиться к эксклюзивному клубу, изучающему психологию секса. Они сказали студентам, что для этого они должны пройти инициацию. Они тайно разделили претендентов на две группы, одна читала сексуальные термины из словаря в слух перед ученым, а вторая читала вслух целые отрывки из самой известной романтической новеллы всех времен, «Любовника леди Чаттерлей». Но припомните, это была Америка 50-х, так что обе задачи были невероятно стыдными, но чтение вслух целых сцен секса, полных нецензурных слов, давало просто мегадозу неловкости. После инициации, обе группы слушали запись одной из дискуссий группы, к которой они заработали возможность присоединиться. Ученые убедились, что обсуждение, которое они слышали, было настолько сухим, скучным и не сексуальным, насколько они могли его сделать, вплоть до того, что разговоры о сексе были о привычках спаривания птиц. Затем они попросили студентов оценить разговор. Те, кто читали из словаря, сказали Фестингеру, что клуб был нудятиной и не тем, что они бы хотели посещать. Группа новеллы сказала, что клуб был увлекательным и интересным и они не могут дождаться начала. Одна запись, две реальности.

«Эти находки не означают, что люди наслаждаются болезненными происшествиями, такими как заполнение налоговых форм, или что люди наслаждаются тем, что ассоциируется с болью. Они показывают, что если человек по собственной воле проходит через тяжелый или болезненный опыт ради достижения какой-то цели или объекта, эта цель или объект становятся более привлекательными.» — Кэрол Теврис [Carol Travis] и Эллиот Аронсон [Elliot Aronson], из их книги «Ошибки были сделаны (но не мной)» [Mistakes Were Made (But Not by Me)]

Фестингер и другой его коллега, Дж. Меррилл Карлсмит [J. Merrill Carsmith], продолжили это изучение в 1959 в том, что сейчас считается знаковым исследованием, которое запустило 40-летнее рассмотрение феномена, которое продолжается до сегодняшнего дня.

Студенты Стенфордского университета подписались на двухчасовой эксперимент, названный «Оценка производительности» [Measures of Performance], который был объявлен необходимым, чтобы сдать зачет. Исследователи разделили их на две группы. Одной сказали, что они получат $1, или около $8 в сегодняшних ценах. Другой группе сказали, что они получат $20, или около $150 в сегодняшних деньгах. Затем ученые объяснили, что студенты будут помогать улучшить исследовательский отдел, оценивая новый эксперимент. Затем их провели в комнату, где они должны были одной рукой класть деревянные катушки в лоток и вынимать их снова и снова. Спустя полчаса, задача менялась на поворачивание квадратных колышков против часовой стрелки на плоской доске, четверть оборота за раз, в течение еще получаса. Все это время, экспериментаторы смотрели и записывали. Это был час мучительной скуки под взглядом что-то чиркающего парня.

После окончания, исследователь спрашивал студента, не сделает ли тот одолжение школе, сказав следующему, что эксперимент был веселым и интересным. Наконец, люди в обоих группах — с $1 в кармане и с $20 — заполнили анкету, в которой должны были указать их настоящее мнение о тесте. Как вы думаете, что они сказали? Вот подсказка — люди одной из групп не только солгали следующему в очереди, но и сообщили в анкете, что были в восторге от однообразного поворачивания маленьких деревяшек. Как вы думаете, которая поверила в ложь? В среднем, люди, которым заплатили $1, сообщили, что тест был увлекательным. Те, кому заплатили $20, сообщили, что перенесенное было невероятно нудным дерьмом. С чего такая разница?

Согласно Фестингеру, обе группы солгали о проведенном часе, но только одна ощутила когнитивный диссонанс. Как будто те, кому заплатили больше, подумали: «Итак, это было ужасно, и я только что солгал об этом, но мне за это отлично заплатили, так что… без проблем.» Их ментальный дискомфорт легко и быстро был устранен приятным внешним оправданием. Группа, получившая $1, не имела наружнего оправдания, поэтому они повернулись внутрь. Они изменили свои мнения, чтобы смазать свой мозговой солнечный ожог. Именно поэтому волонтерство кажется таким приятным, а неоплачиваемые интерны работают так старательно. Без очевидной внешней награды вы создаете внутреннюю.

Это цикл когнитивного диссонанса, болезненное сомнение о том, кто ты, разрешается при помощи видения мира в более приятном свете. Как сказал Фестингер, вы заставляете «свое видение мира подходить под то, что вы чувствуете или делаете.» Когда вы чувствуете обеспокоенность своими действиями, вы будете пытаться снизить беспокойство, создав мир фантазии, в котором обеспокоенность не может существовать, и тогда вы начинаете верить, что фантазия — это реальность, как это сделал соперник Бенджамина Франклина. Он никак не мог одолжить редкую книгу парню, которого недолюбливал, значит, на самом деле он ему нравился. Проблема решена.

Так был ли проверен сам эффект Бенджамина Франклина? Да. Джим Джекер [Jim Jecker] и Девид Ленди [David Landy], основываясь на работе Фестингера, провели эксперимент в 1969 году, в котором актеры играли роль ученого и секретаря, производящих исследование. Испытуемые пришли в лабораторию, уверенные, что пройдут психологические тесты, в которых смогут выиграть деньги. Актер в роли ученого старался заставить испытуемых ненавидеть его, будучи грубым и требовательным во время проведения тестов. Каждый испытуемый преуспел 12 раз несмотря ни на что и получил немного карманных денег.

После эксперимента, актер сказал испытуемым подняться наверх и заполнить опросник. В этот момент он задержал треть людей и попросил деньги обратно. Он сказал им, что платил за эксперимент из своего кармана и был бы очень благодарен им, поскольку исследовательский фонд был на исходе. Все согласились. Другая треть покинула комнату и заполнила опросник перед актером, играющим секретаря. Перед тем, как они начали отвечать на вопросы, секретарь спросил, не могли бы они пожертвовать их выигрыши обратно исследовательскому отделу, поскольку у них заканчивались деньги. Снова, все согласились. Последняя треть ушла со своим выигрышем без всяких задержек.

Настоящим исследованием было то, что испытуемые думали об ублюдке-экспериментаторе после оказания ему услуги. Опросник спрашивал, насколько он им понравился по шкале от 1 до 12. В среднем, те, кто ушли с деньгами, оценили его в 5.8. Те, кто оказали услугу секретарю, дали ему 4.4. Те, кто помогли экспериментатору, дали ему 7.2, показывая, что эффект Бенджамина Франклина заставил их относиться к нему гораздо лучше, чем другие две группы.

Ненавистник Бенджамина Франклина начал лучше к нему относиться, оказав ему услугу, но что, если бы он навредил ему? В 1971, в университете Северной Каролины, психологи Джон Шоплер [John Shopler] и Джон Компер [John Comper] попросили студентов участвовать в эксперименте. Они заставили участников провести тесты обучаемости на сообщниках организаторов, прикидывающихся другими студентами. Испытуемым было сказано, что обучаемые должны наблюдать, как учитель выстукивает длинные серии на наборе деревянных кубов. Обучаемые затем должны повторить серии. Каждый учитель должен попробовать два метода обучения на двух разных людях, один на каждом. В первый раз, учителя будут хвалить ученика, когда тот повторил серию верно. Во второй, они будут оскорблять и критиковать ученика, который ошибся. После, учителя заполнили обобщающий опросник, включающий вопросы о том, насколько привлекательным (как человек, не в романтическом смысле), был тот или иной обучаемый. В целом, ученики, которые получали оскорбления, были оценены как менее привлекательные, чем те, кто получал похвалы. Поведение учителей создало их восприятие. Вы лучше относитесь к людям, к которым вы добры, и недолюбливаете людей, к кому были грубы. От Стенфордского Тюремного Эксперимента до Абу Грейб, от концентрационных лагерей до солдат, проливающих кровь, горы свидетельств доказывают, что поведение создает отношение во время причинения вреда так же, как во время оказания помощи. Тюремщики начинают презирать заключенных; охранники перестают видеть людей в пленных; солдаты придумывают унизительные клички для врагов. Трудно ранить того, кого вы уважаете. Еще труднее убить такого же человека, как вы. Видя смерти, которые происходят из-за вас, как что-то меньшее, чем вы, что-то заслуживающее уничтожения, становится проще продолжать видеть себя как хорошего и честного человека, продолжать быть в своем уме.

Эффект Беджамина Франклина — результат вашей концепции о самостоятельном выходе под атаку. Каждый человек создает личность, и эта личность сохраняется, поскольку расхождения в вашем самоописании переписываются, редактируются и неверно истолковыватся. Если вы похожи на остальных людей, то у вас высокая самооценка и вы склонны считать себя выше среднего практически во всем. Это позволяет вам идти дальше, держать голову над водой, так что когда источник вашего загадочного поведения неясен, вы выдумываете историю, рисующую вас в позитивном свете. Если вы на другом конце спектра самооценки и видите себя как недостойного и незаслуживащего, вы будете переписывать неясное поведение, как результат установок, сходных с личностью некомпетентного человека, ненормального или каким там оттенком неудачника вы себя считаете. Успехи будут причинять вам неудобства и списываться, как случайности. Если люди хорошо относятся к вам, у них есть скрытые мотивы или они ошиблись. Независимо от того, любите вы или ненавидите свою личность, вы защищаете свое Я, с которым вам привычнее. Когда вы наблюдаете свое поведение, или чувствуете взгляд постороннего, вы манипулируете фактами так, чтобы они совпадали с вашими ожиданиями.

Большинство животных делают то, что делают. Морские огурцы и трубкозубы не думают о своих действиях, не чувствуют стыда, гордости или сожалений. Вы чувствуете, даже когда для этого нет причины. Если вы оглядываетесь на поведение, мысль или эмоцию и чувствуете замешательство, вы ощущаете гложущее желание объяснить это, и это объяснение может повлиять на ваше будущее поведение, мысли и чувства.

Следите за тем, когда телега оказывается впереди лошади. Замечайте, когда болезненная инициация ведет к беспричинной приверженности, или неудовлетворяющая работа начинает казаться достойной потраченного времени. Напоминайте себе, что обязательства и обещания имеют силу, как и униформы с парадами. Помните, что в отсутствии внешних наград вы будете создавать внутренние. Учитывайте то, что чем выше цена, которую вы платите за ваши решения, тем больше вы цените их. Имейте в виду, что сомнение со временем становится определенностью. Поймите, что теплые чувства становятся сильнее, когда вы направляете их на группу, клуб или продукт. Помните о ролях, которые вы играете и сценках, которые ставите, потому что вы склонны соответствовать ярлыкам, которые вы принимаете. Самое главное, помните, что чем больше вы кого-то раните, тем больше ненависти чувствуете, и чем больше проявляете доброту, тем больше любите тех, кому помогаете.

«Вот лишний пример справедливости усвоенного мною старинного изречения, которое гласит: „Тот, кто однажды сделал вам добро, охотнее снова поможет вам, чем тот, кому вы сами помогли“. И этот случай показывает, насколько выгоднее благоразумно устранять вражду, чем злопамятствовать, платить злом за зло и продолжать враждебные действия.» — Бенджамин Франклин

  • Мысль дня +

    Наш большой недостаток в том, что мы слишком быстро опускаем руки. Наиболее верный путь к успеху – все время пробовать еще один раз. Томас Эдисон.
  • Интересный факт +

    Люди, которые говорят очень быстро, склонны иметь большой объем рабочей памяти. Read More
  • 1

Свежайшее:

Три лица жертвы — Треугольник Карпмана.

Социальная психология2015-05-29 07:57:33

Read more

Как защитить свою психику. Методы психологической защиты.

Образ жизни2015-05-29 07:53:49

Read more

"Игры разума" в голове невротика.

Образ жизни2015-05-29 07:50:15

Read more

Толерантность к унижению.

Социальная психология2015-05-29 07:42:55

Read more

По ту сторону свободы и достоинства (Beyond Freedom and Dignity). Б.Ф. Скиннер. (продолжение №3)

Социальная психология2015-05-29 07:19:42

Read more

По ту сторону свободы и достоинства (Beyond Freedom and Dignity). Б.Ф. Скиннер. (продолжение №2)

Социальная психология2015-05-29 06:57:29

Read more

По ту сторону свободы и достоинства (Beyond Freedom and Dignity). Б.Ф. Скиннер.

Социальная психология2014-09-18 11:31:42

Read more

По ту сторону свободы и достоинства (Beyond Freedom and Dignity). Б.Ф. Скиннер. (продолжение №1)

Социальная психология2014-09-18 11:30:31

Read more

Двойные послания в детстве, ведущие к психической травме.

Эволюция и развитие2014-08-27 12:17:34

Read more

Мозг мужчины и мозг женщины.

Нейропсихология2014-08-27 11:05:05

Read more

Коллега, страдающий нарцисизмом.

Социальная психология2014-08-27 11:00:48

Read more

Разница между опытом и памятью. Два ваших Я в любой момент времени.

Бизнес и карьера2014-08-26 14:55:32

Read more

Сила воли — это конечный ресурс.

Социальная психология2014-08-26 10:32:01

Read more

Влияние установок на личные воспоминания.

Социальная психология2014-08-26 09:57:47

Read more

9 законов счастливых отношений.

Отношения и семья2014-08-25 17:56:20

Read more

Золотые правила родителя.

Отношения и семья2014-08-25 14:05:32

Read more

"Почему я одинока?" Причины одиночества у женщин.

Отношения и семья2014-08-25 13:03:23

Read more

Я слепой — а на улице весна…

Социальная психология2014-08-25 12:47:57

Read more

Интересные факты о любви.

Отношения и семья2014-08-24 14:34:26

Read more

Какие слова не стоит говорить маленькому ребенку.

Отношения и семья2014-08-24 10:12:51

Read more

Агрессивное поведение – триггеры и причины.

Социальная психология2014-08-23 19:20:25

Read more

Эксперимент Аша. Мнения окружающих и социальное давление.

Социальная психология2014-08-22 13:19:23

Read more

Как распознать манипулятора и разорвать с ним связь.

Социальная психология2014-08-21 18:20:21

Read more

Что толкает нас на ложь.

Социальная психология2014-08-19 19:17:04

Read more

«Если твоё желание не исполняется, значит оно ещё не оплачено».

Бизнес и карьера2014-08-18 18:15:40

Read more
  • Запахи и воспоминания

    Почти каждый испытывал в жизни это чувство, когда слабый аромат чего-то поднимает в памяти давно забытые моменты прошлого из глубин подсознания. Часто мы забыли об Read More
  • Чувственные (сексуальные) сигналы

    Человеческие феромоны являются горячей темой научных исследований. Они не имеют запаха химических веществ, позволяющих инструменту обоняния почувствовать их носом. Некоторые ученые полагают, что понимание этой Read More
  • Психология памяти

    Память лежит в основе каждой мысли, которую мы когда-либо имели, и всего, что мы когда-либо изучили прошли или сказали. Память лежит в основе познавательной психологии Read More
  • Нейропсихология

    Нейропсихология, изучающая взаимосвязи между человеческим мозгом и поведением. Классический способ изучения функций мозга - изучение пациентов с различными формами повреждений мозга, такие как: травмы головы, опухоли Read More
  • 1
  • 2